кегель карта поиск
Единая справочная служба:
пн—пт, 8:00—20:00
+7 (800) 775-05-82, +7 (495) 612-45-51
Справочная донорского отделения:
пн—пт, 9:00—16:00
+7 (495) 612-35-33

20210914aЕсли человек нашел свое призвание, то труд становится для него радостью. Врач-гематолог — это не просто профессия, это особое мировоззрение человека. Об этом в эксклюзивном интервью рассказала врач-гематолог отделения интенсивной высокодозной химиотерапии гемобластозов и депрессий кроветворения, кандидат медицинских наук Исинова Галина Александровна.

Галина Александровна, расскажите немного о себе. Где вы родились, почему выбрали медицину?

Родилась в Элисте, в Республике Калмыкия. С самого раннего детства хотела быть врачом, хотя в окружении врачей никогда не было. В старших классах выбрала эколого-биологический профиль, где нас специально готовили к поступлению в медицинские университеты.

После школы вы поступили в Волгоградский медицинский университет. Не было желания сменить сферу и как выбирали специализацию?

В медицинском университете мне многое было интересно, особенно клинические дисциплины. Сначала думала, что буду гинекологом, и ходила немного на кружок по оперативной хирургии. Потом все-таки решила быть кардиологом и стала заниматься кардиологией. Я очень впечатлительный человек, и меня всегда вдохновляют увлеченные люди, которые с упоением занимаются своим делом. И кардиологией я увлеклась как раз благодаря такой преподавательнице.

А как получилось, что выбор пал именно на гематологию?

У меня еще во время учебы в голове появился вопрос: «А что происходит с больными, страдающими острыми лейкозами?»,— потому что в курсе онкологии мы этого никак не касались. В терапии буквально два слова было посвящено гематологии. У нас была практика в больнице скорой помощи в приемном отделении, и мне очень понравился такой интенсивный ритм работы. Один раз, общаясь с коллегами, я спросила про гематологических больных. Ответ я получила спустя два дня, узнав, что в отделении гематологии нужны врачи.

Видимо, вас услышала сама вселенная?

Это точно. Попав в отделение гематологии, я поняла: это другой мир. Там была такая активная, увлеченная своим делом команда врачей, что мне сразу захотелось познакомиться с этой специальностью.

Как вы связали свою жизнь с НМИЦ гематологии?

Увидела, насколько тяжелые пациенты в гематологии, и поняла: специальность очень сложная, и первичной специализации, которую предлагали в Волгограде, будет недостаточно. В Интернете нашла информацию о Гематологическом научном центре. Поступила сюда в ординатуру, и так все закрутилось.

Расскажите о работе в самом Центре?

Работа в Центре очень захватывает. Все делается в интересах больного, все движется с позиции научных взглядов. Высококлассные специалисты по каждой гематологической нозологии, продвинутые лабораторные и клинические службы, с которыми ты взаимодействуешь в рабочем процессе. Ты постоянно приобретаешь новые знания, развиваешься в сложных направлениях. Все это невероятно увлекательно.

 

Коллектив сотрудников отделения интенсивной высокодозной химиотерапии гемобластозов и депрессий кроветворения с круглосуточным и дневным стационаром

 

О чем писали диссертацию на соискание научной степени?

Я изучала мутационный статус гена IKZF1 при В-клеточных острых лимфобластных лейкозах. Наличие делеций этого гена ассоциировано с неблагоприятным прогнозом у больных Ph-негативными острыми лимфобластными лейкозами. Частота встречаемости делеций при этом варианте заболевания составляет около 20%, по разным данным. Работа проводилась на базе молекулярной лаборатории под руководством Б. В. Бидерман и Е. Н. Паровичниковой. Было проанализировано около 90 пациентов, в исследование вошло 60.

В чем состояла новизна исследования?

Проведена оценка прогностической значимости внутригенных делеций гена IKZF1 и изучена их связь с динамикой минимальной остаточной болезни у взрослых пациентов c В-клеточными ОЛЛ при неинтенсивном, но постоянном цитостатическом воздействии. Эта методика внедрена теперь в рутинную практику, исследование проводится у всех больных В-ОЛЛ в нашем центре.

Сейчас существуют различные инновационные подходы в лечении лейкозов и других гемобластозов — иммунотерапия, таргетная терапия. 60 лет назад лечение сводилось к применению одного-двух препаратов, обладающих высоким повреждающим действием на весь организм, сегодня лечение имеет точечное направление. Какие методы терапии чаще используются в вашей практике?

На каждом этапе лечения есть свои терапевтические опции, например, в отношении острых лимфобластных лейкозов у первичных больных мы применяем программу химиотерапии ОЛЛ-2016. В случае развития рецидива заболевания или, если болезнь не в полной мере отвечает на лечение, например, когда персистирует минимальная остаточная болезнь, больным показана иммунотерапия, таргетное воздействие и даже CAR-T терапия. Есть целый ряд рекомендаций в отношении каждого заболевания.

Все говорят о кадровом дефиците, но в тоже время самые перспективные кадры уезжают из регионов, и Вы в том числе.

Действительно, это большая проблема. Во-первых, многие, кто проходят ординатуру и аспирантуру в федеральных центрах, понимают, что, вернувшись в свои регионы, из-за отсутствия диагностического оборудования и специалистов для проведения цитогенетических, молекулярно-генетических, иммуногистохимических исследований полученные знания они не смогут применить на практике. Во-вторых, уровень заработной платы. В-третьих, любой ученый хочет развиваться, в регионах со слабой материально-технической базой это сделать очень сложно. Для решения проблемы нужно начать с популяризации нашей специальности. О специализациях в профессии врача рассказывать еще школьникам. Привлекать медицинские университеты, как я уже говорила, более подробно о гематологии я узнала, только когда проходила интернатуру.

Пытаетесь помогать регионам?

В рамках федерального проекта «Развитие сети национальных медицинских исследовательских центров и внедрение инновационных медицинских технологий» мы проводим выездные мероприятия в регионы. В рамках проверки качества оказания медицинской помощи пациентам с заболеваниями системы крови мы оказываем содействие и консультативно-методическую помощь местным специалистам, и надеемся, что наши рекомендации позволят повысить эффективность и доступность лечения в регионах.

Валерий Григорьевич Савченко говорил: «Гематологи — это спецназ среди врачей»,— Вы согласны с этим высказыванием?

В плане оперативности и высокого уровня ответственности наша работа действительно похожа на работу спецназа. Ты всегда должен быть в полной боевой готовности. Если нам сообщают, что в Центр едет больной с острым лейкозом, мы тут же предупреждаем все лаборатории, станцию переливания крови, диагностические службы. Потому что, когда больной поступит, все нужно сделать очень быстро, чтобы установить диагноз в тот же день. И благодаря слаженной работе всех подразделений, рабочий процесс у нас сверх-оперативен. Сложность острых лейкозов, да и всех гемобластозов, заключается в многочисленных осложнениях. Это могут быть и тромбогеморрагические осложнения и самые тяжелые инфекционные проблемы.

Как не перегореть на работе?

Думаю, главный секрет в том, чтобы любить свое дело. Заниматься тем, к чему действительно лежит душа. И, конечно, помнить, что жизнь определяется не только работой. Позволять себе отдыхать, путешествовать, проводить время с семьей и друзьями, в общем, наполнять свою жизнь тем, что нравится.